Гадячский договор

Материал из Традиция: Право
Перейти к: навигация, поиск
Гадячский договор
Ugoda hadziacka
Стороны:
Польша Польша, Запорожская сечь
Дата подписания:
16 сентября 1658
Место подписания:
Гадяч
Подписавшие:
Иван Выговский, Юрий Немирич, Павел Тетеря, Станислав Казимир Бенёвский, Казимир Людвик Евлашевский


Прекращает:
Брестская уния
Учреждает:
Речь Посполита Трёх Народов


Статус:
не действует
Заменён:
Андрусовское перемирие, Вечный мир (1686)
Языки:
Польский язык
О договоре:
t:Гадячский договор
Примечание:
Два аутентичных экземпляра Гадячского договора с подписью Ивана Выговского из архива Чарторыйских библиотеки в Кракове; первый экземпляр — который (по М.С. Грушевскому) был согласован под Гадячем 6 (16) сентября 1658 года; второй экземпляр — который был согласован в процессе ратификации унии сеймом Речи Посполитой. Пункты второго экземпляра договора, отличные от пунктов первого приведены ниже.

Во имя божье, аминь. На вечную память нынешним и следующим!

Комиссия между станами Короны Польской и великого княжества Литовского с одной стороны и вельможным гетманом и войском Запорожским с другой — закончена дня 6 сентября 1658 года вельможными Станиславом Казимиром Бенёвским и Казимиром Людвиком Евлашевским — определенными из сейма от наияснейшего короля Яна Казимира комиссарами, с вельможным гетманом Иваном Выговским и всем войском Запорожским, в обозе под Гадячем. Дай бог чтобы счастливо и вечно продолжалось!

Вельможный гетман Запорожский со всем войском Запорожским на указанном выше месте, принявши нас комиссаров как положено прилично и благодарно и взвесив наши полномочия комиссарские, предоставленную нам уважением сеймовым, декларировал со всем войском:

Что не по доброй воле, а только с принуждения, притеснения различными опресиями войско Запорожское приступило к своей обороне, — так теперь, когда его королевская милость, простив своим родительским сердцем все что произошло в том смятении, призывает нас к единству, — они не отвергают благосклонность его королевской милости и покорно принимают эту клеменцию доброго пана, приступают к этой комиссии, а далее до совместного совещания относительно согласия, искренности и обоюдной любви. Бога сил небесных берут за свидетеля в том, что все что утверждается, будет придерживаться искренне и правдиво вечными временами.

Согласие вечное и неразрывное постановили мы таким образом:

[I][править]

  • Религия греческая старинная, такая с которой Русь приступила к Короне Польской, чтобы оставалась при своих пререготивах и вольном употреблении своего богослужения, во всех городах, городках и селах, в Короне Польской и великом княжестве Литивском, — так далеко как достигает язык народа Руского. На сейме, в войске, в трибуналах, не только в церквях, но в публичных процессиях в посещении больных с святынями, в погребении умерших и вообще во всем — так как свободно и публично выполняет свое богослужение обряд римский.
  • Той же греческой религии дается право свободного заложения новых церквей и монастырей, так же восстановление и поправление старых.
  • Церкви и имения издавна предоставленные на церкви старинной греческой веры должны оставаться за греками православными старинными. После того как сложено будет присягу верности, в течение полугода все такие церкви должны быть поданы [в реестрах] от полковников и другой старшины войска Запорожского тем комиссарам, которые будут определены с обеих сторон.
  • [1]А уния, что вызвала нынешнее замешательство в Речи Посполитой, отменяется и в Короне и в великом княжестве Литовском. И кто хочет пусть возвращается к римскому, а кто хочет — к греческому не униатского богослужения.
  • Светские паны римской веры — дедичи и чиновники его королевской милости — не будут иметь никакой юрисдикции над духовными и светскими людьми, ни над монахами — только их законный пастырь.
  • А что в общей отчизне должны обрядам принадлежать и совместные прерогативы и украшения, поэтому отец митрополит киевский нынешний и его преемники с 4 владыками: луцким, львовским, перемышльским и холмским будут заседать в сенате в своем порядке, с теми же правами и правом голоса как духовные римского обряда, только митрополиту назначается место после архиепископа львовского, а владыкам после бискупов своих поветов.
  • [2]В воеводстве Киевском, Брацлавском и Черниговском сенаторские дигнитарства должны раздаваться только шляхтичам греческого обряда — к тому способным, что происходят и имеют имения в тех воеводствах.
    Нынешние держатели правительств остаются при них. Но пока, учитывая гетманство, первым сенатором тех трех воеводств должен быть гетман войск Руских, и вся киевская юрисдикция ему должна принадлежать, назначение подвоеводы и других чиновников. Это будет принадлежать [гетману] и оговаривается на этот раз только пока он не придет к обладанию воеводства киевского.
  • Также по городам коронным и великого княжества Литовского, куда достигают церкви греческого обряда, чтобы росла обоюдная любовь, мещане римской и греческой религии имеют ровно наживать совместных вольностей и свобод, и греческая религия не должна быть никому препятствием к магистрату.
  • В Киеве король его милость и станы коронные дозволяют основать академию, которая должна пользоваться такими прерогативами и вольностями, как академия краковская, с тем только условием, чтобы в той академии не было профессоров, магистров и студентов никакой секты: арианской, кальвинисткой, лютеранской. А чтобы студентам и ученикам не было никакой оказии к дракам, всякие другие школы, которые были в Киеве перед тем, его королевская милость прикажет перенести куда-нибудь.
  • Вторую такую же академию его королевская милость и станы коронные и великого княжества Литовского позволяют [основать] там где для нее будет найдено соответствующее место. Она приобретет те же права и вольности как и киевская, но основана должна быть с тем же условием как киевская: чтобы в ней не было профессоров, магистров и студентов секты арианской, кальвинисткой и лютеранской. А где эта академия будет основана, там другие школы уже не должны основываться на вечные времена.
  • Гимназии, коллегии, школы и типографии, сколько их потребуется, будет свободно ставить, свободно в них науки отправлять и разные книги печатать о религиозных контроверсиях — но не оскорбляя маестата королевского и без пасквилей на короля его милость.

[II][править]

  • А что вельможный гетман с войском Запорожским, от Речи Посполитой оторванным, из любви к королю, пана своего и собственной отчизне, возвращается отрекаясь от заграничных протекций, то его королевская милость и все станы коронные и великого княжества Литовского вечной амнистией, то есть вечным забвением покрывают все, что с обеих сторон допустил бог — оставляя то маестату его, как жертву за грехи общие. Обеспечивают в том всякого стана людей от самых маленьких до самых больших без исключения - как в войске Запорожском так и шляхтичей, чиновников и частных лиц, абсолютно всех, которые каким-либо образом пребывали или пребывают при гетмане предыдущем и нынешнем. Ни королевский маестат, ни сенат, ни вся Речь Посполитая, никто из частных лиц не будут преподносить никаких претензий против них вообще или каждого в особенности, от высших до самых низших. Наоборот — простив себе обоюдно христианским сердцем, искренне, свидетельствуя страшным богом, всякие неприятности и все что происходило во время войн, они ни явно ни втайне не будут замышлять никаких мщений, ни практик. Не дадут себя свести никакими увольнениями с присяги для каких-либо тайных замыслов.
  • Всякие кадуки выпрошенные кем-нибудь под теми, что пребывают в войске Запорожском и под шляхтой что приставала к гетману и войску Запорожскому и к шведам и розданные с начала войны, — теперь все без исключения отменяются и будут отменены законом, так чтобы они не вредили ни гонору ни собственности чьей-нибудь. Где бы они [постановления о конфискации] не находились, они считаются отменены и из книг [судебных] елиминованы, и их владельцам предоставляется право овладения — против которого нельзя ссылаться на никакие кадуки под карой инфамии.
  • А что и содержание и самое имя амнистии должно быть святое, и вещи и люди всякой кондиции возобновляются в предыдущем стане, возвращаются к тому единству, согласию, любви, права и пана, как было до войны, — то оговаривается, что кто бы решился рвать то святое объединение, смел публично или в частном собрании забрасывать кому измену, — такой должен подпадать карам за нарушения договора, и во всяких оказиях где бы шлось об охране от оговора, с обеих сторон должно проводиться пристально следствие.
  • Вся Речь Посполитая народа Польского, великого княжества Литовского и Руского, и относящихся к ним провинций возобновляется вполне такой как была перед войной, то есть — эти три народа должны оставаться неподвижно, как были до войны в границах своих и при свободах [своих] в соответствии с законами — в радах, судах и свободной элекции панов своих — королей польских, литовских и руских. Когда под бременем войны с заграничными государствами что-то постановлено было на уменьшение границ и вольностей народов, это должно считаться недействительным и пустое, и вышеназванные народы должны оставаться при своих свободах, как единое тело одной и нераздельной Речи Посполитой, не делая между собой разницы по поводу веры: если кто признавал и признал христианскую религию — или римскую или греческую, все остаются в покое, при вольности. Разве какие осуждения или декреты были вынесены перед войной и во время войны вполне законно — при наличии сторон или в отсутствии.

[III][править]

  • [3]Войска Запорожского число должно быть 60 тысяч, под властью гетмана руского, согласно древним вольностям их. Сколько наемного войска будет в Руси, все должно быть под властью того же гетмана.
    Войска Запорожского число должно быть 30 тысяч, или сколько гетман Запорожский подаст в реестре.
  • Пребывать войско Запорожское должно в тех воеводствах и имениях где оно было до войны. Всякие вольности предоставленные привилеем светлых королей польских подтверждаются: они остаются при древних вольностях и обычаях своих и не только в ничем не ограничиваются но наоборот — подтверждаются всяким уважением. Никакой держатель королевских имений, ни староста, ни пан дедичный, ни доживотный, ни их подстаросты, чиновники и всякие другие слуги не будут брать никаких налогов из козацких хуторов, сел, городков, домов, ни под каким предлогом. Они должны быть свободны от каких-либо тяжестей, цла и пошлины, как люди рыцарские, во всей Короне и великом княжестве Литовском. Должны быть также свободные от всяких судов старост, державцев, панов и их наместников — только под юрисдикцией самого гетмана войск Руских должны оставаться. Также всякие напитки, ловы в полях и на реках и другие козачьи пожитки должны оставаться при козаках свободно, согласно их обычаям.
  • В частности кого гетман войска Руского подаст его кололевской милости как достойных клейнода шляхетского для еще большего поощрения к службе его королевской милости, тем всем без каких-либо трудностей, будет уделена нобилитация, с представлением всякой шляхетской вольности. Но так надо рассуждать, чтобы из каждого полка могло быть нобилитировано сто.
  • Никаких войск польских, литовских или чужеземных никто не может вводить в воеводство Киевское, Брацлавское, Черниговское. Только наемные войска, которые будут пребывать под властью гетмана войск Руских, выбирать хлеб из королевских и духовных имений вышеупомянутых воеводств, по ординансу того же гетмана Руского. А если бы была война на границах Руси и надо было послать туда коронное войско на помощь — в таком случае это вспомогательное войско должно быть под региментом гетмана войск Руских.

[IV][править]

  • [4]Для скрепления и большей уверенности этого договора гетман войск Руских до конца своей жизни должен быть гетманом войск Руских и первым сенатором воеводства Киевского, Брацлавского и Черниговского. А после смерти его должен быть свободный выбор гетмана: станы воеводства Киевского, Брацлавского и Черниговского изберут четырех кандидатов, и из них одному король предоставит [гетманство].
  • Двор монетный для битья всяких денег должен быть заложен в Киеве, или где будет признано удобным — одного качества и металла, и с королевской персоной.
  • [5]Налоги, которые Речь Посполитая будет утверждать на сейме, в воеводствах Киевском, Брацлавском и Черниговском должны употребляться на наемные войска, что будут под властью гетмана войск Руских.
  • Общие рады и общие силы всех народов против каждого неприятеля. Должны все три стараться совместно всякими способами, чтобы Речь Посполитая имела свободную навигацию на Черное море.
  • [6]Если бы станам Коронным и великого княжества Литовского пришлось начать войну с царем московским, войско Запорожское к такой войны не будет привлечено.
  • Когда же бы царь не захотел вернуть провинций Речи Посполитой и на нее наступал, тогда должны соединиться все силы: коронные, великого княжества Литовского и войско Руское Запорожское под региментом своего гетмана, и воевать.
  • Имения неподвижные и подвижные, королевщин и запасы сумм, конфискованные от обывателей Руской земли, которые примкнули к шведскому или к запорожского войску и теперь возвращаются на родину, — должны им быть возвращены и службы их в войске коронном и великого княжества Литовского должны быть компенсированы и оплачены.

[V][править]

  • [7]Гетманы с войском Запорожским — нынешние и последующие — отступив от всяких заграничных протекторов, больше к ним присоединяться не должны. Наоборот — должны жить в верности, подданстве и послушании у наияснейшего маестата королевства польского и преемников его и всей Речи Посполитой и будут пребывать вечно. Но так чтобы это не нарушало братства связанного с ханом крымским, а если может то быть без нарушения целостности Речи Посполитой — то и с царем московским.
  • Посольств от заграничных [гетман] не должен принимать, и если бы таковые случились — должен их отсылать к королю его мислости.
  • Также ни войска постороннего вводить не будет, ни согласия с заграничными государствами иметь не будет, разве извещая об этом короля его милость.

[VI][править]

  • Всяким частным лицам с обеих сторон — в том и духовным римского обряда открывается безопасный возврат к бискупствам, пробоств, канонов, плебаний и к относящихся к ним имениям в воеводствах Киевском, Брацлавском, Черниговском, Подольском, также в великом княжестве Литовском, на Белой Руси и в Севере. Также всем монахам к костелам, монастырям, имениям и фундациям. Также и светским, лицам обеих сторон к их имениям дедичным, староств, держав, владений собственных, доживотных, залоговых и по всяким другим контрактам к ним принадлежащих, в тех же вышеназванных воеводствах и в великом княжестве Литовском, на Белой Руси и на Севере.
  • Но время возвращения определит король его милость, найдя общий язык с гетманом запорожским, и способ реиндукции должен быть такой, что никто не должен возвращаться к своему владению иначе как с универсалом его королевской милости и вельможного гетмана запорожского. В этом должно быть согласие обеих сторон.
  • Для суда всяких дел как уголовных так и текущих должен быть в тех трех воеводствах свой отдельный трибунал — с таким порядком, который они сами себе установят. Но кроме того должны быть отдельные судебные староства в Овруче и Житомире.

[VII][править]

  • А для лучшей уверенности — так как гетман с войском Запорожским, и эти воеводства, которые были оторвались, отвергают всякую протекцию других народов и добровольно — как свободные к свободным, равные к равным и уважаемые к уважаемым возвращаются, — поэтому, для более верного соблюдения нынешнего акта король и Речь Посполитая позволяют народу Рускому [иметь] особых канцлеров, маршалков и подскарбиев с правами сенаторов, и другие правительства народа Руского.
  • Они [канцлеры] должны выполнить присягу за ротой надзирателей коронных, с приложением такого пункта, что ничего противного к нынешнему акту они своей печатью не прибьют, наоборот — следить, чтобы ничего не делалось против этого акта — в конституциях и декретах сеймовых, рескриптах задворных, привилеях и универсалах.
  • К правительству и канцеляриям этих канцлеров будут принадлежать все духовные предоставления митрополии, епископии, игуменства и бенефиции, что принадлежат к предоставлениям королевским в воеводствах Руском, Киевском, Волынском, Подольском, Брацлавском и Черниговском, а в воеводстве Киевском, Брацлавском и Черниговском — все предоставления духовные и светские. Также суд в королевских городах и всякие декреты — задворные и судебные — только в названных трех воеводствах.
  • А что против этого акта вышло бы из канцелярии коронной или великого княжества Литовского, то будет неважное, и тот что добыл такой привилей не только его утратит, но подпадает еще каре в 10 тысяч коп литовских, а судить его за это в королевском суде по специальному реестру.
  • Чтобы из споров из-за подданных обвиняемых в своевольстве не выходило новых замешательств, — отменяются всякие процессы о выдаче подданных, о наездах, отнятого имущества, вреда причиненного во время внутренней войны, — земские, гродские, трибунальные, также и декреты трибунальные вынесенные в тех делах — особенно что касается воеводства Киевского, Волынского, Брацлавского и Черниговского.
  • При составлении договора с царем московским, когда бы к этому пришло, король его милость и станы коронные и великого княжества Литовского должны требовать ненарушенной репутации вельможного гетмана и нынешнего договора.
  • Паны комиссары и великий гетман княжества Руского фактически подтвердили нынешнюю комиссию своей присягой — как свидетельствуют их подписи в ротах присяги. Более того будет эта комиссия постановлена — от сената присягой превелебного ксендза архиепископа гнезненского, бискупа виленского, всех четырех гетманов и канцлеров обоих народов, а от круга рыцарского — присягой маршалка посольской палаты, на сейме что должно быть созванный можно скорее, — в присутствии послов, которые будут присланы от великого гетмана и войска Запорожского.
  • А что касается присяги короля его милости, то из своей благосклонности панской он ее на покорною просьбу войска Запорожского соизволит сделать — это паны комиссары асекуруют.
  • Полковники же, сотники и вся старшина войска Запорожского выполнят свои присяги после сейма, на котором будут исполнены нынешние постановления, — в присутствии комиссаров, на то будут делегированы от сейма.
  • А чтобы эта конституция имела вечный вес и уважение, она во всяком смысле от начала до конца будет включена в конституцию, принятая сеймом, считаемая за вечный и неизменный закон и так соблюдаемая.


Дело было в лагере под Гадячем, дня и года вышеупомянутого.


  • К булаве великой руской будет принадлежать Чигринское староство, как значится в привилеи предоставленной покойному Богдану Хмельницкому от короля его милости.
  • Гетман войска Руского будет свободен от резидирования при короле его милости.
  • Конвокация воеводства Киевского, Брацлавского и Черниговского будет созвана универсалом королевским после сейма, который должен быть заложен можно скорее.


Подпись: Иван Выговский гетман войска кн. Руских собственной рукой. Печать.[8]

Декларация гетмана Ивана Выговского[править]

Декларация вельможного Ивана Выговского, гетмана войск Запорожского, на некоторые пункты описанные в комиссии, заключенной под Гадячем, поданная им по окончании той же комиссии.

  • На пункт в котором войску Запорожскому разрешено число 60 тысяч. При выполнении его надо понимать, что эту цифру позволено учитывая настоящее время, чтобы чернь не затруднила согласия по этому поводу, если бы ее уменьшено в эту пору. В действительности, по тому, как война с царем московским успокоится, в реестре не должно быть более 30 тысяч, а наемного 10 тысяч, с тем чтобы наемное было под властью только нынешнего гетмана.
  • Полка чауского из Белой Руси, и козаков из других мест в Белой Руси сейчас нельзя выпроводить, учитывая опасность, чтобы они не перекинулись к царю московскому. Но по окончании войны с царем, ясновельможный гетман запорожский должен вывести всех козаков из Белой Руси и великого княжества Литовского.
  • Передача церквей и имений [церковных] должно состояться в течение полугода после того как стан духовный и шляхетский возвратиться в свои имения.
  • Для внутренней безопасности и скорейшего выпроваживания Москвы из Киева король его милость пошлет гетману войск Запорожских чужеземного войска сейчас тысячу, а как надо будет больше, то хоть и 5 тысяч — с которым Тетеря поспешит скорее. Хлеб тому войску вельможный гетман запорожский определит возле Белой Церкви или где [будет считать удобнее].
  • Все залоги между Случью и Горынью гетман сносит сейчас и выдаст универсал чтобы вышли.


Подпись: Ив. Выговский, в. гетман в. кн. Руского. Печать.


Присяга гетмана Ивана Выговского[править]

Я Иван, своим и всего войска Зап. именем клянусь всемог. богу в тройке святой единому, на то что я с войском Зап. во всем буду чинить в соответствии с комиссией, которую я установил с вельм. пп. комиссарами своим именем и именем войска Зап, и преемники мои — гетманы войск Руских также будут чинить с войском. Так мне боже помоги и мука Христова. А эта присяга будет действительна, когда выполнят присягу король и вычисленные лица. Ив. В., в. гетман в. кн. Руского.

«Субмисия» генеральной старшины и полковников[править]

Мы, обозный, судѣи, есаулы войсковые, полковники, так своим яко панов сотников, атаманов и всеи черни войска Запорозского именем даємо на себе тую субмисію с печатю войсковою и подписами рук наших на реч нижей менованую тым способом:

  • Поневаж найяснѣйший Ян-Казимер Король є. м. пан наш мил. тепер счасливе пануючий през вельможных и. м. п. комисаров ухвалою сеймовою до нас высланых: п. Станислава Казимера Беневского каштеляна волынского и пана Людвика Казимера Євлашевского кашт. смоленского милостиве декляровал, же нас, войско Зап. хотячи мѣти яко рицерских людей под протекцією своєю и под оную тепер берет, пустивши тоє все в вѣчноє запомнѣнье, счо ся кольвек през тыє замешанья стало, —
  • Прето ми тую мил. ласку є. кор. м., п. н. м., яко дедичного пана, и всей Речы Поополитой вдячне и миле принявши, обецуємо по собѣ тоє, же так тепер яко и напотом вѣчными часы не будем руки на короля є. м., п. н. м., и всю Речь Посполитую подносити и противко не воєвати. И овшем — яко пана дедичного во всем так як из стародавных часов бывало и яко повинность наша рыцарская яко вѣрных подданых ку паном прирожоным кажет слухати волю є. кор. м., п. н. м. полнити. И присягою тоє публичною перед комисарами є. к. м. на тоє выслаными потвердити.
  • Але то под такою кондицією, жебы теж и нас є. к. м., п н. м., взаєм, і вся Речь Посполитая — так станы духовные яко и свѣцкиє, водлуг просьбы нашоє нас, войско Зап., во всем уконтентовали и присягою так своєю королевскою, яко и всеи Речи Посполитои на утвержене уже вѣчного и никоии не розерваного покою змоцнили — так яко бы то вѣчными часы тоє не нарушено от всѣх наступаючих найяснѣйших королев полских было.
  • И на тоє сеє наше писанє даємо.


Писано в таборѣ под Гадячем року 1658 мѣсяца сентемврия семого дня.


Тимош Носач єнералный обозный войска Запорозкого рукою. Самойло Богданович, Герман Гапонович судѣ войсковыє, Иляш Богаченко полковник чигринский, Федор Джулай полковник черкаский. Семен Левонович полковник каневский. А Креховецкий полковник корсунский, власна рука. Григорий Гуляницкий полковник нижинский рука власная. Петро Дорошенко полковник прилуцкий, рукою власною.

Примечания[править]

  1. Текст пункта в другом экземпляре: «А той веры, что противная вере греко-православной и умножает недоразумения между народом римским и старогреческим, церквей и монастырей залаживать и заложенные приумножать не должен и не может никто — ни из стана светского ни с духовного, ни с сенаторского, ни с шляхетского, ни в имениях духовных, королевских, ни в частных никоим образом силой этой конституции. Римскую же веру разрешается выполнять свободно в воеводстве Киевском, Брацлавском и Черниговском.»
  2. Текст пункта в другом экземпляре: «В Киевском воеводстве сенаторские дигнитарства должны даваться только шляхтичам греческого обряда, способным к тем правительствам. В воеводстве Брацлавском и Черниговском те же правительства сенаторские должны даваться поочередно то одному то другому обряду, так что по уступлению сенатора греческого обряда должен приступить сенатор римского обряда. Но во всех трех воеводствах правительства должны раздаваться лицам, которые происходят из тех воеводств и имеют в них имения. И нынешние держатели правительств остаются при них.»
  3. Текст пункта в другом варианте договора: «Войска Запорожского число должно быть 30 тысяч, или сколько гетман Запорожский подаст в реестре. Наемного войска 10 тысяч — которое так же как и Запорожское должно быть под властью того же гетмана, и из принятых Речью Посполитой на сейме налогов с воеводств Киевского, Брацлавского, Черниговского и других должно платиться тому войску.»
  4. В другом экземпляре договора пункт дополнен одним предложением: «Не отдаляя от того правительства родных братьев вельможного гетмана Руского.»
  5. В другом экземпляре договора этого пункта нет
  6. В другом экземпляре договора этого пункта нет
  7. Последнее предложение пункта в другом экземляре договора: «Но так чтобы это не нарушало братства связанного с ханом крымским.»
  8. В другом экземпляре договора дата стоит в конце, и подпись (при печати): «Иван Выговский гетман войск Запорожских рукой собственной именем всего войска.»